Pages Navigation Menu

Камерный хор «Кредо», г. Киев

2011 Шнитке Реквием

2011 Шнитке Реквием

Роман Кофман отошел от Альфреда Шнитке
на концерте «Великие имена» в Национальной филармонии
24.02.2011
В рамках проекта Романа Кофмана «Великие имена» Киевский камерный оркестр и хор «Кредо» исполнили музыку Альфреда Шнитке. По мнению ЛЮБОВИ МОРОЗОВОЙ, подчеркнуто сдержанная трактовка экспрессивных опусов классика неофициальной музыки советской эпохи прочертила неожиданные параллели с творчеством его кумира Вольфганга Амадея Моцарта, полное собрание симфоний которого в прошлом сезоне озвучил маэстро Кофман.

Цикл «Великие имена» Романа Кофмана уже одним своим названием указывает на то, что включенные в него авторы прошли проверку славой и временем. Между тем многие из композиторов, удостоенные этого громкого титула,— современники украинского дирижера и его хорошие друзья. К ним можно отнести Гию Канчели, посетившего свой авторский вечер в Киевской филармонии два года назад, и Арво Пярта, чье 75-летие отпразднуют здесь через месяц. В этом же ряду стоит и Альфред Шнитке, о сотрудничестве с которым маэстро Кофман всегда вспоминает с благоговением: в период негласного запрета на творчество главного советского авангардиста дирижер не только тесно с ним общался, но и дерзко организовал первый его авторский вечер в Украине. Примечательно, что на том концерте партию клавесина озвучивал сам композитор, а значит, мог отследить и повлиять на исполнение напрямую.

Нынешний концерт стал своеобразным отзвуком того памятного мероприятия. В него вошли три опуса Шнитке второй половины 1970-х годов — Реквием (1975), Concerto grosso №1 (1977) и Концерт для фортепиано и струнных (1979). Все они, несмотря на трагическое мироощущение и намеренно диссонантную гармонию, не только весьма популярны, но и имеют уже устоявшуюся традицию исполнения — острую, рваную и импульсивную. Роман Кофман решил подойти к ним иначе, отбросив исторические и идеологические подтексты и трактуя композицию в русле абсолютной, не связанной с программностью музыки. В такой трактовке, разумеется, затерлись стилевые аллюзии и игра смыслами, практически полностью пропала коллажность — фирменный почерк Шнитке,— зато проступила вневременность. О том, что подобная эмоциональная дистанция была взята дирижером намеренно, свидетельствовала и подчеркнуто мягкая, легкая и наивная игра приглашенной японской пианистки Изуми Гото, и отточенная, слаженная игра дуэта скрипачей Вадима Борисова и Юлии Рубановой.

IMG_1175---копия

Если инструментальные произведения в подобной трактовке прозвучали непривычно и проиграли в рельефности, то Реквием, напротив, удался. В давно изданных и широко известных беседах с российским виолончелистом и музыковедом Александром Ивашкиным есть упоминание о том, что композитору больше всего по душе было исполнение Реквиема маленьким таллиннским хором. Шнитке называл свою заупокойную мессу «наивной», настаивал на необходимой упорядоченности эмоций и признавался, что одна из частей — эхоподобный Sanctus — пришла к нему во сне. Именно в таком ключе, строгом и спокойном, позволяя музыке говорить самой за себя, прошло и нынешнее киевское исполнение произведения. Скорее всего именно благодаря этому в музыке Шнитке проявились параллели с одноименным моцартовским опусом, которые сам композитор тщательно припрятал.
Газета «Коммерсант Украина», № 29 от 24.02.2011, стр.4.